Поиск
  • Юрий Журавлев

Первое причастие.


Первое Причастие

Выехали мы с Павлом и Александром в Псково-Печерский монастырь в 12 часов ночи со 2-го на 3-е января. Дорога была долгой, но для меня простой, т. к. не нужно было рулить, а ребята менялись за рулем через каждые 6 часов. В принципе, ничего примечательного в дороге не было, разве что встреча двух лисиц и практически всю дорогу метущая метель. Поэтому вместо 9 расчетных часов мы ехали около 12.

В сам монастырь мы приехали к 12 часам дня, точнее не в монастырь, а в паломнический центр, расположенный на территории бывшей Псковской десантной дивизии. От которого до монастыря расстояние приблизительно километр, расстояние равное от того же центра до границы с Эстонией, что меня порядком взволновало, так как до этого так близко от войск НАТО я еще не находился.

И тут возникли первые непредвиденные трудности, т.к. вахтерша в паломническом центре ничего не знала о нашей договоренности с отцом Максимом, который в монастыре заведует заселением и благословлением трудников на послушания. Заселить бесплатно и на слово нам поверить она отказывалась напрочь, и нами было принято решение о разделении сил. Мы с Павлом взяли в осаду регистрационное окно, а Александр в это время пытался связаться с отцом Максимом по телефону. В итоге, после длительных переговоров мы были вынуждены признать поражение, и сошлись во мнении, что проще перейти эстонскую границу, чем заселиться без благословления батюшки в паломнический центр. Заплатив за сутки проживания 200 рублей с человека и потом по 100 рублей за обед и ужин, я был приятно удивлен доступностью цен, т.к. бюджет у меня был ограничен.

Итак, потратив около часа на заселение и еще минут 30 на обед, мы наконец-то добрались до кроватей, где мне удалось часок вздремнуть, и, учитывая, что за последние полтора суток вместе с дорогой я поспал в целом часа 2, чувствовал я себя после сна довольно бодро. И мы отправились в монастырь на развод к послушаниям и знакомству с отцом Максимом.

Отец Максим оказался очень позитивным, приветливым и веселым человеком, как в прочем и практически все служители монастыря, с которыми впоследствии довелось пообщаться. Узнав, что мы прибыли издалека он дал нам выходной до завтра, и, выписав талоны на проживание, отпустил отдыхать, чем мы с попутчиками не преминули воспользоваться. Мы сразу же отправились на обзорную экскурсию по красотам и достопримечательностям монастыря, где столкнулись со второй незапланированной трудностью. При попытке посетить «Богом созданные пещеры» оказалось, что туда пускают только по записи, что запись должна быть заблаговременная, и что с завтрашнего дня пещеры вовсе закрываются на все праздники. Это известие повергло нашу тройку в сильное негодование, переходящее у некоторых ее членов в ропот, несогласие и даже протестные настроения относительно всего пребывания в монастыре. Ну а я, смирившись с ситуацией, с интересом и любопытством наблюдал за безуспешными попытками Александра и Павла повлиять на отца Лазаря, который проводил экскурсии. Старания эти ничем не закончились, и мы пошли помолиться в Сретенский храм, находящийся буквально в 10 метрах от пещер, напротив знаменитой «ножной», как я ее назвал, колокольни.

Колокольня эта заслуживает отдельного внимания. Во-первых, она является памятником архитектуры, как и весь ансамбль монастыря, а во-вторых это единственная в России колокольня, приводимая в действие ногами звонарей. Принцип у нее простой: языки колоколов закреплены неподвижно, и звон производится за счет движения и расшатывания самих юбок колоколов с прикрепленными к ним длинными деревянными балками. Что крайне необычно, но очень колоритно выглядит со стороны.

И так, зайдя в Сретенский храм, я сразу увидел очередь, и, заинтересовавшись, что происходит, узнал, что очередь к старцу, схиархимандриту Никону, чьим духовным наставником, как я потом узнал в интернете, был Иоанн Крестьянкин. Отстояв небольшую очередь, минут 15-20, я поговорил со старцем, покаялся в своих грехах, рассказал о своей жизни и переживаниях, и получил напутствие с небольшой молитвой, подаренной им мне. Весь оставшийся вечер до службы у меня прошел в размышлениях, да, в общем-то, и сама вечерняя служба прошла больше все в тех же размышлениях, нежели молитве или покаянии. Ну а после службы мы доехали в паломнический центр, где я сразу же отключился до утра. Так и прошел первый день.

На второй день ребята уехали на утреннюю службу, а я остался отдыхать, т.к. чувствовал, что не в состоянии стоять на утренней. Сразу скажу, что любая служба в монастыре длиться не менее 2,5 часов и у меня вызывало огромное уважение, когда я видел служащих батюшек и монахов сначала на утренней службе, потом на послушании, а вечером еще и на вечерней службе. Так же хочу отметить трудников, которые помогали в монастыре, тех из них кто ездит по монастырям и просто трудится во славу Божью и для собственного духовного развития. Были даже несколько молодых семейных пар, что у меня вызывало огромное к ним уважение. А вечером я умилялся, когда они по двое читали молитвы и каноны в холле первого этажа мужского корпуса, стоя парочками у окна.

Итак, на второй день я пошел на послушания к 2-м часам и сразу попал на картошку. Задача стояла простая: из пещеры, оборудованной под овощехранилище, нужно было перевезти два грузовика картошки, отсортированной по мешкам, с чем мы успешно и справились. А после этого направились в разные точки монастыря на уборку снега, т.к. мело в эти дни прилично, и со стороны Эстонии шел снежный фронт.

Благословили нас на уборку снега и посыпку песком Кровавой Горки. Кровавая Горка - это одно из главных святых мест и достопримечательностей монастыря. Называется она так, потому что при визите Ивана Грозного в Псково-Печерский монастырь произошел страшный случай. Царя встретил настоятель монастыря, в то время о. Корнелий, но, видимо, сделал что-то не так и Иван Грозный, не отходя с места, отрубил настоятелю голову, но тут же, опомнившись, схватил обезглавленное тело, и нес его вниз по Горке до самых пещер. Позже Св. Корнелий был причислен к лику святых. Собственно до самого ужина мы и ухаживали за этой Горкой, что бы приходящие в монастырь люди не скользили и не падали. Ну а вечером этого же дня на службе, в главном Михайловском Храме, я исповедался отцу Лазарю, которого мы прошлым днем донимали возможностью попасть в пещеры. Больше в этот день ничего примечательного не происходило, т.к. по возвращении в паломнический центр я лег спать, в предвкушении завтрашней утренней службы и причастия.

На следующий день служба произвела на меня неизгладимое впечатление: мне удалось и очень искренне помолиться, и причаститься Святых Христовых тайн. А чувства и состояние после исповеди и причастия просто словами трудно описать, это нужно чувствовать. Скажу лишь, что такую благодать, спокойствие, умиротворение и ощущение целостности самого себя я ощущал за всю свою жизнь раза два-три не больше. Так я впервые в жизни исповедался и причастился.

После причастия у меня еще долгое время присутствовало ощущение правильности каждого моего действия, что все что я делаю, или что со мной происходит, находится под опекой высшей силы. В голову не приходит ни одной скверной мысли, и даже, наоборот, во мне проснулась всеобъемлющая любовь не только к людям, а вообще ко всему, и эти чувства мне очень не хотелось терять. Но, к сожалению, с каждым бытовым моментом, с каждой негативной ситуацией или просто услышанной мимолётней злой фразой, мата и тому подобных явлений, эта благодать постепенно уходила. Поэтому мне вообще не хотелось ни с кем контактировать, кроме служителей монастыря и приятных мне людей.

Но послушание есть послушание, и я отправился на чистку снега. Работалось в этот день просто волшебно! Наша команда трудников расчистила от снега вообще всю территорию монастыря, включая хозяйственный дворик у нижних ворот и вплоть до гаражей за домиком настоятеля монастыря, не без помощи снегоуборочного погрузчика конечно, но в основном труд был ручной. В итоге часов за 6 работы наша бригада из 15-16 трудников вывезла около 7-9 грузовиков снега, и столько же заездов сделал трактор с прицепом. Но как ни странно никакой усталости не было и в помине, а только дружеские улыбки и довольные лица.

Ну а вечером, естественно, была служба. Правда для меня не такая благодатная, как утренняя и я позволил себе заняться изучением красоты и росписи главного храма монастыря, о чем расскажу чуть позже. После службы, по сложившейся уже традиции, мы поехали в родной паломнический центр попить вечернего чаю и лечь спать.

Последний день в монастыре прошел уже по почти выработанному плану: сначала служба, потом развод от отца Максима, где нас поставили на охрану общественного порядка во время ночной рождественской службы наряду с казаками и даже обещали выдать бейджики с надписью «дежурный». А после развода отец Максим отпустил нас на все четыре стороны до 8-ми вечера. Наконец-то у меня выдались свободные 7-8 часов для ознакомления с закоулками монастыря, сна, выяснения ассортимента церковных лавок и просто прогулки в уединении, и этим всем я незамедлительно воспользовался. Вдоволь нагулявшись, купив небольшие подарки, я отправился хорошенько выспаться, т.к. предстоящая служба и следующий день обещали быть насыщенными.

И вот уже вечер перед Рождеством Христовым. Как обычно мы зашли сначала за инструкциями в каптерку и отцу Максиму. Батюшка объяснил, что задача у нас простая: никуда не встревать, ни к кому не приставать, физическую силу не применять, а если что обращаться к казакам или полиции что меня вполне устроило. А в подарок за нашу службу нам были обещаны шоколадки в обмен на бейджики и небольшое угощение в трапезной подсобки. Нас разбили по парам и распределили по времени дежурства на улице, каждая пара дежурила по 2 часа, а потом шла в храм. И выпало так, что я с Артемом (это трудник) должны были дежурить с 3-х до 5-ти утра, а это значило, что служба закончится, скорее всего, раньше. В итоге, так и вышло, и дежурить нам не пришлось вовсе.

Рождественская служба была просто великолепна, и как выразился один из батюшек проходивший мимо меня на службе, благолепна. Людей пришло в Михайловский собор под завязку. Народа было так много, что иногда было трудно перекреститься. Сам Михайловский собор устроен таким образом, что в нем целых три клироса с подвешенными над ними профессиональными микрофонами и профессиональным хором на каждом из клиросов. Один клирос на втором этаже слева, второй на втором этаже справа, а третий на втором этаже позади молящихся прихожан. На каждом из балконов стоял батюшка или регент и дирижировал своим клиросом в такт службе. Порой были моменты, когда сначала начинали петь батюшки из алтаря, которых к слову было весьма много, а чуть позже молитву подхватывали сразу три клироса. И это было нечто невообразимое и неописуемое. У меня несколько раз пробегали мурашки с головы до пят. Около 4-5 раз все батюшки выходили из алтаря в центр собора, а это около 15-20 священнослужителей. Кто-то с улыбкой, кто-то с серьезным выражением лица, но в эти минуты чувствовалась особенная торжественность, радость и важность происходящего.

Отдельно хочется сказать об убранстве в соборе. Помимо древних икон по всему периметру, в нем использовано очень много различных православных символов в самых неожиданных местах, значение которых мне, к сожалению не известно. Но если присмотреться, то чувствуется какая-то логика в их размещении и что в них есть свое, особое значение.

Также хочется немного сказать о самом алтаре. Он сделан так и выглядит так, как будто в соборе стоит еще один маленький храм со своим красивейшим куполом в виде солнечных лучей или молний. И увенчан этот купол светящимся, как будто инкрустированным бриллиантами, крестом.

В общем, хочу сказать, что и убранство собора и сама атмосфера в нем и особенно песнопения клироса в Рождество произвели на меня просто неизгладимые впечатления. И когда служба закончилась, то при выходе я ощущал всех прихожан своими братьями и сестрами, да и уходить от такой благодати никуда не хотелось.

Но все когда-то заканчивается и вот уже подходило время постепенно готовиться к отъезду. После службы я зашел в каптерку к отцу Максиму, получил долгожданную шоколадку «Аленка» и от всей души поблагодарил батюшку за гостеприимство, за чай, за бутерброды с маслом и рыбкой после службы и помог батюшке убрать грязную посуду. Потом по настоянию о. Максима я отправился на подсобку, где было приготовлено вкусное и сладкое угощение для всех трудников в виде тортиков, творога со сметаной и блинчиков. Мы дружно поздравили кухонную смену, которая не смогла пойти на службу из-за послушания с Рождеством, прочитав заранее подготовленное стихотворение, немного попировали и поехали в свой любимый уже паломнический центр, поспать часа 3-4 перед долгой дорогой. Утром мы с ребятами в последний раз решили испытать судьбу и к 9 утра отправились на хозяйственный дворик у нижних ворот, где по договоренности нас должен был ждать отец Иосиф и провести для нас отдельную экскурсию в «Богом зданные пещеры». Но подождав 15 минут и никого не дождавшись, мы двинулись в обратный путь.

Дорога обратно была грустная, долгая и немного нервная, но это уже другая история. А вечером того же дня я сидел в кресле Кимрского театра Драмы и Комедии и вместе с сообществом наслаждался Рождественским концертом отца Андрея Лазарева и Максима Береснева.

Юрий Журавлев

Январь 2019


Просмотров: 53

ТРОО "РАДУГА"

Тверская область, г. Кимры

Вознесенский переулок дом 1 

Дежурный специалист:
8 920 177 23 41

© 2017 ТРОО "РАДУГА"